Дистанционное обучение

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КОРРУПЦИИ

Многие проблемы, связанные с теоретическим осмыслением феномена коррупции и эффективностью противодействия данному явлению, обусловлены отсутствием официально принятого канонического определения указанного понятия. По одной из исторических версий, термин «коррупция» произошел от сочетания латинских слов «correi» (корреальность, солидарность) и «rumреге» (ломать, повреждать, нарушать, отменять). Термин «соrrumреге» в римском праве применялся для определения деятельности нескольких лиц, целью которых являлась порча нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества. В переводе с латинского коррупция означает подкуп, подкупность и продажность общественных и политических деятелей, государственных чиновников и должностных лиц; коррумпировать — подкупать кого-либо деньгами или иными материальными благами.

Издавна общественное мнение обратило внимание на такую характерную черту' коррупции, как многоликость и множественность ее проявлений. Так, уже в языке древних римлян наблюдается многозначность термина «коррупция», которым они обозначали одновременно совращение и подкуп, порчу и расшатанность и т.п. Активная сторона в деле коррупционной преступности (корруптор) именовалась в этом случае исказителем, нарушителем, совратителем или осквернителем, а субъект (или объект) коррупционного воздействия именовался испорченным, расстроенным, пришедшим в упадок, обесчещенным и т. п. Имелись довольно меткие характеристики коррумпированных сограждан — эпитеты «бесчестный», «развращенный», «порочный» адресовались определенным согражданам или присущим таким гражданам нравам; эпитеты «продажный», «подкупный» или «подкупленный» были предназначены для коррумпированного судьи.

На это свойство коррупции на самых ранних этапах своего развития обратила внимание и российская общественная мысль. Так, задолго до законодательного запрета взяточничество, как наиболее распространенная форма коррупции в России, в народном сознании разделилось на мздоимство и лихоимство. Мздоимство — это поборы государственного служащего или «благодарность» ему за то, что и без вознаграждения со стороны он обязан делать в силу обязанностей по занимаемой должности. Лихоимство — взятка за злоупотребление чиновником своей властью, нарушение им своих обязанностей.

Со временем многоплановость коррупции только возрастала. Сегодня что-то к ней можно отнести без сомнений, а иное не столь бесспорно: взяточничество работника военного комиссариата, организация угощения группы проверяющих из вышестоящей организации, вручение бутылки коньяка лечащему врачу за оказание медицинской помощи, дарение конфет, цветов и спиртного медперсоналу роддомов и т, п. — что здесь коррупция, а что нет? Даже о взятке судят по-разному: как стандартная плата за оказанную услугу, как спорная с моральной точки зрения акция, как действие, заслуживающее порицания с этической точки зрения, и как преступление, которое должно караться по закону.

Системная методология при исследовании коррупции заключается в рассмотрении коррупционного действия как системы, как сложного образования, состоящего из неограниченного множества взаимодействующих элементов. Коррупция стала системным фактором развития страны, ведущим к формированию и углублению российского кризиса.

Системный подход рассматривает коррупцию в ее внутренних и внешних характеристиках, во взаимодействии с иными явлениями теневой жизни общества: организованной преступностью и международным терроризмом, отмыванием денег и наркобизнесом, теневой экономикой и теневой властью.

Отсутствие до принятия Федерального закона от 25.12.2008 N- 273- ФЗ «О противодействии коррупции» единого нормативного определения коррупции и связанных с данным термином других понятий (коррупционное преступление, коррупционное правонарушение и др.) являлось и является одним из основных препятствий к созданию эффективного механизма борьбы с коррупцией. Однако законодательное определение коррупционных проявлений — это лишь предпосылка к тому, чтобы «враг» был наиболее точно идентифицирован и за ним бы мог быть установлен эффективный контроль. Это обусловлено тем, что не всякое определение коррупции может играть эту роль, а лишь такое, которое исключает неоднозначность и для применения которого не нужно содержать армию толкователей.

Анализ зарубежного опыта показывает, что в ряде других государств так же, как и до недавнего времени в России, отсутствует законодательное закрепление термина «коррупция» (например, в Австрии, Англии, Дании, Индии, Китае, США, Швейцарии, Финляндии).

Вместе с тем в отдельных странах указанный термин четко определен в нормативно-правовых актах:

а) в ФРГ под термином «коррупция» понимается злоупотребление служебным положением на государственной службе, в частном секторе или по собственной инициативе в целях получения преимуществ для себя или третьего лица с возможным причинением вреда или ущербаобществу (при исполнении государственной или политической функции) либо предприятию (при деятельности в частном секторе) ;

б) в Японии коррупция определяется как противоправное деяние, выражающееся в умышленном использовании должностными лицами своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ, а равно и подкуп этих лиц;

в) в Греции под определение коррупции подпадает получение денежных средств, подарков, обещаний, а также любые другие косвенные выгоды за совершение государственными или муниципальными служащими действий, выходящих за рамки их служебных обязанностей, а также действий (бездействия) в рамках их компетенции;

г) в Венесуэле под коррупцией понимается незаконное обогащение государственных служащих за счет использования служебного положения. При этом коррупция подразделяется на три группы:

—    прямая коррупция (непосредственное злоупотребление властью, незаконное обогащение, вымогательство, фаворитизм, непотизм);

—    опосредованная коррупция (использование влияния, взятка, политический подкуп, подлог при определении результатов голосования);

—    использование недостатков системы управления (умышленное неправомерное использование государственного имущества или денежных средств в целях личного обогащения, неправомерное использование или сокрытие информации);

д) в Сингапуре в соответствии с законом о предотвращении коррупции термин «коррупция» определяется как явление, при котором одно лицо самостоятельно или во взаимодействии с другим лицом просило или получило, или согласилось получить для себя или для другого лица, или дало, обещало дать другому лицу в адрес этого или другого лица любое вознаграждение в качестве побуждения или вознаграждения за действия или бездействие другого лица в отношении любого действительного или предполагаемого вопроса, а также за действия любого другого чиновника или служащего государственного учреждения.

Справочный документ ООН определяет коррупцию как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

Анализ научной литературы и других источников показывает, что определения коррупции отличаются большим многообразием. Это обусловлено полисистемностью общественных отношений, связанных с коррупцией, а также тем, что коррупция в своем историческом и социальном проявлениях весьма многолика, и поэтому ее политическое, экономическое, социальное, духовное, а также законоведческое измерения представляют собой лишь отдельные и достаточно разрозненные характеристики. Многозначность рассматриваемого понятия напрямую связана с усложненным восприятием вреда, причиняемого коррупцией, — вреда организационного, экономического, морального, культурного и г. д. В каждом таком случае со стороны держателей властных полномочий происходит отказ от нормального (стандартного) поведения ради незаконной выгоды. Кроме того, различное понимание термина «коррупция» связано с особенностями менталитета и традициями различных национальных групп и народов.

В самом общем виде коррупция определяется как любое умышленное нарушение должностным лицом или иным публичным служащим своих служебных полномочий в целях извлечения корыстного интереса. Как социальное явление коррупция характеризуется использованием должностным лицом своего официального положения и иных возможностей для получения любых благ и преимуществ для себя, а также предоставление таких благ и преимуществ иным физическим и юридическим лицам.

Коррупция как неправовое явление представляет собой патологическое деяние, не имеющее системной легализации, находящееся в противоречии с интересами общества и потому выходящее за пределы возможности его юридической квалификации. К коррупции следует относить любые действия, способствующие разложению государственной власти и системы государственного управления, способствующие разрушению механизмов, обеспечивающих системное функционирование властных структур в общественных интересах при формировании и укреплении механизмов их функционирования исключительно в личных или корпоративных интересах, а также в интересах очень узких социальных групп.

Современное понимание коррупции начинает складываться на рубеже нового времени с началом образования централизованных государств и ныне существующих правовых систем. Однако, как у всякого сложного социального явления, у коррупции не существует единственного канонического определения.

Изучение любого социального явления предполагает уяснение его внутренней сущности; для познания явления необходимо четко разграничить его внутреннее содержание, причины и условия его возникновения. Тесная взаимосвязь этих граней придает общий завершенный вид существующему явлению, но только исследование их различий позволяет понять его внутреннюю суть, установить первопричины, механизм появления, а также исследовать особенности социальной среды в момент его формирования и развития.

Коррупция существует постольку, поскольку должностное лицо может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами путем принятия или непринятия тех или иных решений. В число таких ресурсов могут входить бюджетные средства, государственная собственность или заказы, льготы и т. п. Взимая не предусмотренные законом платежи, должностное лицо также распоряжается не принадлежащими ему ресурсами: если штраф (сбор) законен, то его собственник — государственная казна, если не законен — то это собственность того лица, которого пытается обобрать чиновник. Государственный служащий обязан принимать решения исходя из целей, установленных правом и общественно одобряемых культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными интересами должностного лица, воплощенными в конкретных действиях. Отсюда следует еще один вывод: в отсутствие у публичного должностного лица дискреционной власти коррупция была бы не возможна.

Взгляды общества на коррупцию могут различаться, однако ее последствия всегда одни и те же — это нарушение прав и законных интересов физических и юридических лиц, падение авторитета власти. В то же время, как справедливо заметил П. Берлин еще в начале XX в., «если мы остановим свое внимание на плавном поле российского взяточничества, то легко убедимся, что и люди, получавшие взятки, и люди, их дававшие, одновременно обогатели за один общий счет — казенный. Вот почему оно расцветало у нас махровым цветом около казенных предприятий и учреждений, нанося ему колоссальные экономические потери, т. е. взяточничество не только нравственная, юридическая, по и экономическая проблема».

В настоящее время в научной литературе имеется целый ряд определений коррупции. Так, А. И. Долгова определяет коррупцию как «социальное явление, характеризующееся подкупом — продажностью государственных или иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо в узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей».

А. И. Кирпичников отмечает, что «коррупция — это коррозия власти, Как ржавчина разъедает металл, гак коррупция разрушает государственный аппарат и разъедает нравственные устои общества. Уровень коррупции — своеобразный термометр общества, показатель его нравственного состояния и способности государственного аппарата решать задачи не в собственных интересах, а в интересах общества. Подобно тому, как для металла коррозионная усталость означает понижение предела его выносливости, так для общества усталость от коррупции означает понижение его сопротивляемости».




В. В. Лунеев определяет коррупцию «как социально-правовое или криминалистическое явление, которое охватывает ряд преступлений, представляющих злоупотребление государственной властью и иными должностными полномочиями для получения материальной и иной выгоды в личных целях, в целях третьих лиц или групп».

Д. И. Аминов рассматривает коррупцию более широко: как подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, общественных и политических деятелей.

Следует согласиться с мнением многих исследователей, утверждающих, что дать четкое определение коррупции, которое было бы общепринятым, весьма проблематично п силу различных причин, и, прежде всего, культурных и нравственных отличий различных цивилизаций. Например, то, что в одном обществе воспринимается как взятка и нарушение моральных норм, в другом не только допускается, но даже и ожидается в соответствии с деловой практикой данной культуры. Зарубежные авторы нередко особо подчеркивают обусловленность многообразия определений понятия коррупции существенными различиями в социальных системах различных стран.

Исходя из анализа международного и отечественного законодательства, можно выделить следующие существенные признаки понятия «коррупция»:

1) круг субъектов коррупции — принадлежность одного из лиц, совершивших коррупционные действия, к публичным должностным лицам;

2)   совершение действий, непосредственно связанных с наличием у лица правового статуса публичного должностного лица, уполномоченного принимать юридически значимые решения и совершать действия, изменяющие правовой статус третьих лиц;

3)   корыстная или иная личная заинтересованность должностного лица, совершающего указанные действия. Причем злоупотребление властью может осуществляться для получения выгоды не только в целях личного, но и корпоративного, группового интереса;

4)   особо опасные социальные последствия совершения этик действий — подрыв доверия к указанным лицам и подрыв авторитета государства, власти как таковых, глубокое отчуждение тем самым государства и общества, государства и его граждан.

Изучая проблему предупреждения и пресечения коррупции в органах государственной власти, ряд правоведов предлагают рассматривать ее в различных аспектах: социально-экономическом, политическом и организационно-правовом, охватывающих совокупность общественно опасных деяний, как криминализированных, так и некриминализированных в нашей стране, по признанных правонарутениями в мировой практике. Кроме того, указанное антиобщественное явление можно условно разделить на две неравные части: на этические (или моральные) отклонения от принятых в обществе правил поведения и на правонарушения.

Глобальная программа против коррупции называет следующие ее проявления: взяточничество, растрата, мошенничество, вымогательство, злоупотребление правом на рассмотрение, произвол, использование конфликта интересов, незаконные операции с ценными бумагами, получение незаконного пособия, льготы или вознаграждения, фаворитизм, кумовство, незаконные пожертвования и вклады,

В настоящей работе будут подвержены анализу именно коррупционные правонарушения, под которыми понимаются содержащие признаки коррупции проступки, запрещенные нормами права под угрозой юридической ответственности.

Здесь следует отметить, что за пределами правового регулирования всегда будет оставаться большая группа плохо идентифицируемых аморальных коррупционных проступков. Следовательно, коррупция не является лишь категорией права, хотя и имеет нормативное определение; коррупцию как сложный феномен необходимо рассматривать не только как антиправовое, но и как криминальное и социальное явление. Многие исследователи справедливо связывают его со всеми социальными процессами общества, с учетом социально-политических,

Корни коррупции скрываются в механизме осуществления публичной власти, когда административный аппарат приобретает определенную степень самостоятельности по отношению к обществу, которое делегирует этому аппарату властные полномочия. Эта самостоятельность питает почву для процветания бюрократии в самом отрицательном смысле этого слова. «Только тот, кто действует как орган власти, может своими действиями ронять достоинство власти и подрывать ее авторитет. Лицо, наделенное полномочиями власти, получает более легкую возможность, пользуясь ими, совершать такие прав от та рушения, которые не могут быть совершены частными лицами, как, например, лихоимство, неправосудие и др. — писал в начале XX в. отечественный государствовед Н. М. Коркунов.

Как справедливо утверждает А. И. Кирпичников, общественная опасность коррупции заключается вовсе не в обогащении чиновника, а в нарушении принципа безвозмездной деятельности государственного аппарата. Этот принцип нарушается в равной степени, независимо оттого, крупную или мелкую по размеру взятку принимает чиновник. Продолжая мысль ученого, можно утверждать, что такое положение дел влияет на формирование общественного сознания, которое утрачивает доверие к власти и веру в справедливость,

Необходимо отметить, что система коррупционных отношений не сводится лишь к поборам или мздоимству. К наиболее типичным проявлениям коррупции можно отнести также фаворитизм, непотизм (кумовство), протекционизм, лоббизм, незаконное распределение и присвоение общественных ресурсов и фондов, предоставление льготных кредитов, знаменитый русский «блат» (использование личных контактов для получения доступа к общественным ресурсам) и т. п.

Российское законодательство не содержит исчерпывающего перечня коррупционных правонарушений, поэтому обратимся к зарубеяшому опыту квалификации деликтов в качестве коррупционных,

В Палермской конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года выделен ряд признаков криминализации коррупции:

а) наряду с предложением или предоставлением, вымогательством или принятием какого-либо неправомерного преимущества данная Конвенция предлагает признать в качестве уголовно наказуемого деяния обещание предоставить такое преимущество, сделанное умышленно (подп. «а» п. 1 ст. 8);

б) какое-либо неправомерное преимущество включает как материальную выгоду, так и преимущества (льготы, услуги и т, п.) нематериального свойства;

в) эти неправомерные преимущества могут быть как для самого публичного должностного лица, так и для иного физического или юридического лица (подп. «а», «б» п. 1 ст. 8);

г) эти деяния могут совершаться как лично, так и через посредников (п. 1 ст. 8); при этом Конвенция требует признать в качестве уголовно наказуемого участие в качестве сообщника в совершении такого преступления (п. 3 ст. 8);

д) участие в совершении указанных деяний какого-либо иностранного публичного должностного лица признается уголовно наказуемым (п. 2 ст. 8);

е) перечень видов и форм коррупции Конвенция оставляет открытым: каждому государству-участнику предоставляется возможность признать уголовно наказуемыми иные формы коррупции (и. 2 ст. 8).

В связи с изложенным коррупцию нужно рассматривать не как конкретный состав преступления или деликта, но как совокупность родстве иных деяний (не только противоправных, но и аморальных), включающих в себя ряд должностных злоупотреблений. Так, коррупционное поведение может фиксироваться при нарушении административного, трудового, гражданского, финансового законодательства. В научных исследованиях высказывается справедливое суждение о том, что действующими составами преступлений, предусмотренных УК РФ, не охватываются новые изощренные коррупционные технологии: коррупционный лоббизм; фаворитизм и протекционизм; тайные взносы на выборы с последующей расплатой; келейное проведение приватизации; предоставление налоговых и таможенных льгот и др.

Модельный закон о борьбе с коррупцией, принятый на тринадцатом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ, к числу правонарушений, создающих условия для коррупции, относит следующие деяния государственных должностных лиц или лиц, приравненных к ним;


1)   неправомерное вмешательство и деятельность других государственных органов, организаций;

2)   использование своих служебных полномочий при решении вопросов, связанных с удовлетворением материальных интересов указанных лиц либо их близких родственников и свойственников;

3)   предоставление не предусмотренных законом преимуществ (протекционизм, семейственность) при поступлении и продвижении по государственной и приравненной к ней службе;

4)   оказание неправомерного предпочтения юридическим и физическим лицам при подготовке и принятии решений;

5)   оказание кому бы то ни было любого не предусмотренного законодательством содействия в осуществлении предпринимательской и иной связанной с извлечением дохода деятельности;

6)   использование в личных или групповых интересах информации, полученной при выполнении служебных обязанностей, если таковая не подлежит официальному распространению;

7)   необоснованный отказ в информации физическим н юридическим лицам, предоставление которой предусмотрено законодательством, задержка ее, передача недостоверной или неполной информации;

8)   требование от физических или юридических лиц информации, предоставление которой этими лицами не предусмотрено законодательством;

9)     нарушение установленного порядка рассмотрения обращений физических и юридических лиц и решения иных входящих в их компетенцию вопросов;

10)    дарение подарков и оказание неслужебных услуг вышестоящим официальным лицам, за исключением символических знаков внимания и символических сувениров в соответствии с общепринятыми нормами вежливости и гостеприимства в пределах стоимости, определенной национальным законодательством, а также при проведении протокольных и иных официальных мероприятий;

11)    явное воспрепятствование физическим или юридическим лицам в реализации их прав и законных интересов;

12)    делегирование полномочий на государственное регулирование предпринимательской деятельности физическим или юридическим лицам, осуществляющим такую деятельность, а также на контроль за ней;

13)    участие в азартных играх денежного или иного имущественного характера с вышестоящими или нижестоящими либо находящимися с ними в иной зависимости по службе или работе должностными лицами.

Негативные последствия коррупции проявляются;

— в экономической области — в нарушении механизмов конкуренции, замедлении экономического роста, экономического развития, росте накладных расходов, уменьшении инвестиций, крайнем увеличении неопределенности и риска;

—   в социальной сфере — в неоправданном расслоении доходов различных групп населения, вызывающем серьезное ухудшение качества жизни, социальное напряжение в обществе, поскольку, в конечном итоге, источник коррупции состоит в недоплате массе работающих;

—   в области политики — в политической нестабильности, недееспособности государства, в угрозе демократии, поскольку приватизированное горсткой коррупционеров государство оказывается неспособным к созданию эффективной экономики, обеспечению нормальной жизни людей.


В Национальной стратегии противодействия коррупции констатируется, что коррупция серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований, вызывает в обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности страны.

Указанными обстоятельствами определяется актуальность проблемы консолидации усилий, направленных на борьбу с преступностью и коррупцией. Россия крайне заинтересована в искоренении экономической и социально-политической основы этих общественно опасных явлений, выработке комплексной системы мер для эффективной защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.

Коррупция возможна в социальных системах, имеющих свой аппарат управления, и именно на него она негативным образом воздействует.

Любое социальное управление базируется на определенной соподчиненное воли людей — участников управленческих отношений. Следовательно, субъект управления формирует и реализует «господствующую волю», иногда и с учетом своих корыстных интересов, а объект управления подчиняется ей. Поражение недугом коррупции структур власти неизбежно приводит к паразитированию незначительной части общества на проблемах и тяготах большинства.

Здесь уместно воспроизвести следующую цитату К. Маркса: «Чиновник рассматривает политическую власть как свою частную собственность». «Как справедливо замечает А. А. Арямов, в сознании чиновника закреплена не собственная принадлежность его к государству, а обладание определенной частью государственной власти в качестве квазивещного отношения. Он может сколько угодно говорить, что является слугой народа; в действительности же его поведенческий механизм строится на фундаменте восприятия себя как правомочного субъекта, а обывателей — как субъекта обязанного (должного)1. Политическая власть чиновника может трансформироваться в незаконную экономическую деятельность, и «коррумпированный чиновник уже рассматривает свою службу как частное предприятие, прибыльность которого следует максимально повысить. Должность становится, таким образом, орудием извлечения максимальной прибыли. Ее размеры зависят... от рыночной конъюнктуры и его (чиновника) способностей найти оптимальную точку па кривой общественного спроса».

Слова ученого подтверждаются российской действительностью. «Любые административные барьеры преодолеваются взятками. Чем выше барьер — тем больше взяток и чиновников, их берущих», — констатировал еще в 2002 году Президент России В. В. Путина

Коррупция проистекает из самой сущности государственной власти, когда государственный аппарат приобретает определенную степень самостоятельности по отношению к обществу, которое делегирует этому аппарату властные полномочия. А эта самостоятельность питает почву для процветания бюрократии в самом отрицательном смысле этого слова, У коррумпированного бюрократа государственная цель превращается в его личную цель, в погоню за чинами, п делание карьеры, в удовлетворение своих материальных Потребностей. Такое безразличие к общественным делам выражается в государствеином формализме, т. е. превращении политических целей в канцелярские задачи. На этой почве и расцветает пышным цветом коррупция, представляющая собой постоянно само воспроизводящееся явление, коренящееся в недрах самого уклада социальной жизни, не признающее культурно-этнических и территориальных границ.

Следует согласиться с мнением Н. И. Мельника о том, что коррупция поражает именно властные структуры социума, представляя «неформальное, отклоняющееся поведение руководителей, проявляющееся в нелегитимном использовании ими социальных благ. Поэтому сущность коррупции в том, что она искажает общественные отношения, разрушает нормальный порядок вещей в обществе, в результате чего происходит “порча”, “коррозия власти”, теряется эффективность управляющего воздействия.

Рассматривая деформацию управляющего воздействия, можно заметить, что политический аспект коррупции заключается, во-первых, в утрате коррумпированным государственным аппаратом и его звеньями управляемости и надежности и часто вследствие итого невозможности проводить через него государственную политику, выраженную в законах и других нормативных актах; во-вторых, в фактической зависимости граждан не от законов, регулирующих общественные отношения, а от усмотрения и произвола коррумпированных чиновников государственного аппарата; и, в-третьих, в создании и укоренении в общественном сознании отрицательного образа политического режима как коррумпированного.

Общепризнанно, что сегодня коррупция в России определяется в значительной мере неэффективностью государственного управления, деформацией отношений между государством и гражданином.

Взаимодействие власти с гражданином обычно происходит в двух случаях:

а) когда власть должна предоставить гражданину некоторые услуги (дать разрешение, выдать справку, предоставить льготу и т.п. );

б) когда власть, выполняя спою ограничительную и регулирующую функцию, обязывает гражданина поделиться своими ресурсами с государством, взыскивая платежи или налагая штрафы за нарушение действующих норм.

В первом случае возникновению коррупционных отношений способствуют:

—     сохранение широкой сферы государственных услуг, охваченных разрешительным принципом;

— незнание гражданами своих прав на получение услуг и обязанностей чиновников на их предоставление;

— сокрытие чиновниками информации о своих обязанностях и правах граждан;

—     усложненность бюрократических процедур;

—     монополия ведомств на предоставление услуг;

— структурные особенности органов власти, при которых одно ведомство обладает полномочиями и принимать властные решения, и оказывать услуги.

Второй случай возникновения отношений между государством п гражданином имеет место тогда, когда власть, выполняя свою ограничивающую и регулирующую функцию, обязывает гражданина поделиться своими ресурсами с государством, взыскивая обязательные платежи или налагая штрафы за нарушение действующих норм.

Основным параметром, влияющим па формирование установок населения в сфере коррупции, является интенсивность контактов граждан с государством и его институтами. Чем выше эта интенсивность, тем больше вовлеченность в коррупцию, что, в свою очередь, приводит к лучшему осознанию людьми сущности коррупции и уменьшению доверия к власти. Интенсивная коррупционная практика множит ненависть населения к власти и вырабатывает в нем антикоррупционную установку. В какой-то степени действует парадоксальная закономерность: коррупционная практика граждан формирует общественную антикоррупционную базу.

С точки зрения социально-экономической модели отношений деформацию взаимоотношений человека с властью можно представить в виде двусторонней сделки между чиновником и гражданином, в ходе которой коррупционер нелегально продает свои служебные полномочия или услуги, а покупатель получает возможность использовать государственную или иную структуру власти в своих целях (для обогащения, получения и закрепления каких-либо привилегий, ухода от контроля или юридической ответственности и т. п.).

Следовательно, в социальном плане коррупция характеризуется гораздо шире, чем набор коррупционных деяний. Это укоренившаяся система, которая базируется на постоянных связях, контактах группы людей для достижения частных целей. Она проявляется в совершении различных коррупционных деяний, подчас даже не осуждаемых обществом и не всегда очевидных.

В научной литературе выделяются три основные позиции относительно места и роли коррупции в обществе:

1)    первая связана с девиантным поведением субъектов экономического взаимодействия, принимая в пределе форму преступного деяния в виде злоупотребления должностными государственными или корпоративными обязанностями в корыстных личных или групповых целях;

2)   вторая позиция определяет коррупцию как социальный феномен, в основе функционирования которого лежит вышедшая за границы производственного цикла капитализация;

3)   в третьем случае коррупция позиционируется как снижение планки духовных общественно значимых ценностей и их замена на систему искусственных, внеценностных моделей владения и потребления вещных благ, способных не удовлетворять возрастающие по мере прогрессивного производственного развития материальные и духовные потребности общества и составляющих его личностей, но сохранить консервируемый уровень престижного потребления наличных благ ограниченным кругом элит и референтных групп.

По оценкам экспертов, коррупция в России в настоящее время стала уже не столько криминальной проблемой, сколько общегосударственным негативным фактором, не только подрывающим авторитет власти, но и разрушающим государственность и способствующим все более глубокому подрыву экономической безопасности. С этой точки зрения коррупцию можно рассматривать как симптом того, что в системе государственного управления что-то не гак. Государственные институты, созданные для регулирования взаимоотношений между гражданином и государством, вместо этого используются для личного обогащения государственных служащих и предоставления определенных преимуществ коррумпированным хозяйствующим субъектам.



В литературе обращается внимание на такую сторону коррупции, как ее изменнический характер. Чиновнику предоставляются властные полномочия от имени и в интересах государства и общества. Он же предательски использует эти полномочия, злоупотребляя оказанным доверием, в личных интересах и вопреки интересам службы (т. е. общественным и государственным интересам)- В отличие от государственной измены, тут измена носит частный характер — лицо не участвует во враждебной деятельности иностранного государства, а предает вверенный его попечению интерес исключительно в частных (обычно корыстных) целях. Государственный служащий обязан принимать решения, исходя из целей, установленных правом (Конституцией РФ, законами и другими нормативными актами) и общественного одобряемых культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными интересами должностного лица, воплощенными в конкретных действиях. Этого условия достаточно, чтобы характеризовать такое явление, как злоупотребление служебным положением. Между этим явлением и коррупцией грань всегда размыта.

Коррупция по многим направлениям подменяет систему государственного управления, приносит значительный ущерб обществу и государству.

Как следует из результатов расследования уголовных дел, размер причиненного преступлениями коррупционной направленности материального ущерба за 2015—2016 годы и три квартала 2017 года составил более 148 млрд руб. В 2016 году выявлено свыше 325 тысяч коррупционных правонарушений, при этом зарегистрировано почти 33 тыс. преступлений коррупционной направленности1 2. В 2017 году прокурорами установлено свыше 245 тысяч нарушений антикоррупционного законодательства и зарегистрировано почти 30 тысяч преступлений коррупционной направленности3.

Общественная опасность коррупции выражается в следующем:

1)   государственная политика диктуется частными интересами лиц, находящихся у власти и способных влиять на власть в масштабах, превосходящих деятельность власти по реализации общественных интересов;

2) прямые потери от коррупции ведут к уменьшению доходов государственного бюджета, косвенно уменьшая объем производимого валового национального продукта;

3) коррупция расширяет теневую экономику, разрушает конкуренцию, так как взятка обеспечивает предоставление неконкурентных преимуществ;

4) коррупция лишает государство возможности обеспечить соблюдение честных правил рыночной игры, что дискредитирует и саму идею рынка, и авторитет государства как арбитра и судьи;

5) влияние коррупции на проведение приватизации и банкротств затрудняет появление эффективных собственников;

6) нерациональное расходование бюджетных средств усугубляет бюджетный кризис;

7) коррупция увеличивает издержки субъектов экономики, что перекладывается на потребителей через повышение цен и тарифов;

8) коррупция в органах управления разлагает не только их самих, но и аппараты управления крупных корпораций. Соответственно происходит общее снижение эффективности управления.

Коррупцию можно рассматривать как злоупотребление общественным доверием, представляющее собой:

— сознательное подчинение государственным чиновником интересов общества своим личным;

—     Исполнение решений в секретном, закрытом режиме;

— наличие взаимных обязательств между теми, кто принимает государственные решения, и теми, кому такие решения выгодны;

— организованное взаимодействие тех, кому необходимо принятие определенного решения, и тех, кто способен на принятие такого рода решения влиять;

— стремление обосновать коррупционное действие юридическими нормами;

— реализацию как государственных, гак и частных функций теми, кто совершает акты коррупции.

Общественная опасность коррупции заключается вовсе не в обогащении чиновника, а в нарушении принципа безвозмездной деятельности государственного аппарата. Этот принцип нарушается в равной степени, независимо от того, крупную или мелкую по размеру взятку принимает чиновник. Коррупция вредна всем: она усугубляет положение бедных, мешает социальному и экономическому развитию государства и общества, разлагает систему государственных услуг населению, подрывает демократию. Вместо нормальной конкуренции коррупция ведет к соперничеству, основанному на взяточничестве. Особенно сложным оказывается положение наименее защищенных слоев населения, вынужденных в полной мере испытывать на себе все последствия коррупции.

Как любое злоупотребление служебным положением в целях личного обогащения, она обозначает в частности, что:



а)  решения принимаются не на благо всего общества, а исключительно исходя из личных интересов отдельных лиц;

б) дорогостоящие, чрезмерно сложные проекты получают предпочтение перед эффективными и рентабельными решениями;

в)  имеет место нарушение прав человека. По мере усиления коррупции под угрозой оказываются основные социальные и экономические права — доступ к медицинскому обеспечению и образованию, предоставление жилья и т, и.

Президент фонда ИНДЕМ Г. Сатаров так охарактеризовал воздействие совокупности коррупционных сделок на интересы человека и общества; «Каждый индивидуальный выигрыш от коррупционной сделки сопряжен с чьим-то проигрышем. Но это не игра с нулевой суммой между «бесчестиыми» и «честными». Совокупность индивидуальных выигрышей, получаемых от участия в коррупционных сделках их сторонами, порождает социальную неэффективность, обладающую таким негативным кумулятивным эффектом, который многократно перекрывает сумму индивидуальных выигрышей»3.

Таким образом, от коррупционных сделок страдает и государство, и авторитет публичной власти, и множество лиц, не участвующих в коррупционных сделках.

С содержательной точки зрения коррупция включает в себя следующие элементы:

а)  коррупционный потенциал, под которым понимается возможность обмена управленческого ресурса на те или иные выгоды и который может быть описан через спрос на содержание ресурса, т. е, управленческие услуги, виды услуг и их потенциальную выгодность (прибыльность) и другие параметры;

б) коррупционный ресурс, который характеризуется через возможности данного субъекта оказывать определенные услуги либо обеспечивать получение таких услуг;

в)  потребности в коррупционных услугах, т, е, определенные нужды лиц, не располагающих коррупционным ресурсом, но нуждающихся в его получении. Коррупционные потребности формируются логикой правомерной либо противоправной деятельности, но могут формироваться лицами, имеющими коррупционный потенциал, причем чем больше раздут управленческий аппарат, тем чаще именно он формирует коррупционные потребности;

г)  механизм коррумпирования, под которым понимается система наличных либо потенциальных связей между субъектами коррупционного потенциала и коррупционного ресурса, с одной стороны, и субъектами коррупционных потребностей — с другой, а также условия реализации этих связей, к которым можно отнести состояние правового регулирования, распределение управленческой компетенции и пр,; 1

Коррупция — интернациональное явление, присущее практически всем государствам мира. Она обладает общими родовыми чертами независимо от государственной принадлежности. Вместе с тем каждое государство привносит в данное явление свои неповторимые черты, придавая коррупции национальный колорит.

Коррупция в нашей стране имеет следующие специфические черты, отличающие ее от коррупции в других странах:

—   в рамках переходного к рынку этапа развития экономики коррупция в России послужила инструментом активизации процесса накапливания неправедными путями крупных капиталов и формирования групп олигархов;

—   неоправданное, многократное количественное увеличение чиновников, служащих кадровой основой для развития коррупции (в 1995 году число чиновников в Российской Федерации составляло примерно 1 млн человек, к 2007 году достигло 1,5 млн, а сегодня составляет более 2 млн человек);

—     возникновение и быстрый рост обширной теневой экономики,

колоссальных незаконно нажитых денежных ресурсов, которые служат источником финансирования коррупции;

—   сложившаяся привычка, высокая терпимость всех основных слоев населения России к коррупции, в результате чего общество относится к ней снисходительного;

—   наличие огромного, все возрастающего разрыва между доходами наиболее богатых и беднейших слоев общества;

—   практическая монополия государственных чиновников на огромные права и функциональные возможности;

массовое взаимопроникновение, кадровый обмен между государством и коммерческими организациями.

Трудности исследования феномена коррупции связаны с его проникновением в различные сферы общественной и государственной жизни, традиционно являющиеся объектом изучения различных общественных наук, в связи с чем многообразие подходов к исследованию коррупции обусловливает отсутствие удовлетворяющего всех однозначного определения этого явления.

Исторически первые определения коррупции относятся к области права. Однако и в правовой науке нет единого толкования коррупции,

поскольку различные школы права по-разному трактуют данное явление:

— социологическая трактовка права квалифицирует коррупцию как социальное явление, которое возникает и поддерживается на уровне неформальных социальных связей, составляющих основу общества, и может быть обнаружено па всех уровнях управления, а также в системах, обеспечивающих его саморегулирование;

— естественная теория право определяет сущность коррупции в терминах «справедливое — несправедливое»;

— историческая школа права рассматривает коррупцию как своего рода «традицию» политической и правовой культуры;

— правовой позитивизм определяет суть коррупции с точки зрения ее роли в стабильности и эффективности функционирования государственно-правовой системы.

В качестве обобщения многочисленных определений коррупции, содержащихся в литературе, можно привести признаки коррупции, сформулированные в руководстве, подготовленном секретариатом 8-го конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1999 год) под названием «Практические меры борьбы с коррупцией»:

а) противозаконный характер использования своего служебного положения субъектами коррупционных правонарушений;

б) многоотраслевой характер коррупционных правонарушений (дисциплинарные, административные и уголовные правонарушения);

в) ограничение круга субъектов коррупционных преступлений государственными должностными лицами;

г) деление наиболее опасных проявлений коррупции на две большие группы:

1)                 коррупционные хищения государственного или общественного имущества;

2)                 злоупотребление государственными служащими своим служебным положением в целях незаконного получения каких-либо преимуществ при отсутствии признаков хищения.

Содержащиеся в энциклопедических и научных изданиях формулировки понятия «коррупция» отличаются многообразием трактовок и подходов.

Большая советская энциклопедия трактует коррупцию как «прямое использование должностным лицом прав, предоставленных ему по должности, в целях личного обогащения, а также подкуп должностных лиц, их продажность».

Российская юридическая энциклопедия определяет коррупцию как «использование государственными служащими и представителями органов государственной власти занимаемого ими положения, служебных прав и властных полномочий для незаконного обогащения, получения материальных и иных благ и преимуществ как в личных, так и групповых интересах».

Согласно юридической энциклопедии Ю. А. Тихомирова, коррупция — это «преступная деятельность в сфере политического или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения».

Словарь русского языка С. И. Ожегова связывает с понятием «коррупция» подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей3.

Латинско-русский словарь кроме вышеуказанных значений приводит и такие, как «совращение, упадок, извращение, плохое состояние, превратность (мнения или взглядов), а также расстраивать, повреждать, приводить в упадок, обольщать, соблазнять, искажать, фальсифицировать, позорить, бесчестить».

Обобщая различные подходы к определению понятия «коррупция», В. И. Добреньков и Н. Р. Исправников отмечают, что существует четыре подхода к определению коррупции11.

Первый подход трактует коррупцию в широком смысле — как прямое использование должностным лицом прав, связанных с его должностью, в целях личного обогащения. При этом коррупционная ситуация определяется в узком смысле: должностное лицо принимает противоправное решение, из которого извлекает выгоду другая сторона, а само должностное лицо получает незаконное вознаграждение от этой стороны.

К признакам коррупционной ситуации указанные авторы относят:

— принятие решений, нарушающих закон или неписаные общественные нормы;

—     партнеров по обоюдному согласию;

—     получение обеими сторонами незаконных выгод и преимуществ;

—   стремление всех участников коррупционной сделки к сокрытию своих действий.

Второй подход трактует коррупцию как определенный вид социально-экономических отношений. С этой точки зрения выделяют западную и восточную коррупции. Западная коррупция выступает в роли рынка коррупционных услуг, на котором стороны вступают во временные разовые отношения купли-продажи, В свою очередь, восточная коррупция образует давно укорененную систему социальных отношений, Причем эта система теснейшим образом переплетена с другими социальными отношениями — родственными, клановыми, корпоративными ит. п. Это делает коррупцию в стране системным фактором. В реальности в конкретных странах указанные выше типы могут быть представлены в разных пропорциях.

Третий подход рассматривает коррупцию как набор универсальных стратегий поведения больших социальных групп. В рамках данного подхода рассматривают две стратегии. Первая — «захват государства» — корпоративные и индивидуальные стратегии поведения бизнеса, направленные на установление теневого контроля за принятием решений на высших уровнях власти (разные ветви власти и разные уровни власти). Вторая — «захват бизнеса». Под этим можно понимать совокупность стратегий и тактик власти, с помощью которых власть в лице своих представителей или даже организаций стремится обеспечить теневой контроль над бизнесом с целью коллективного и (или) индивидуального извлечения административной ренты.

Четвертый подход основан на принципиальном определении коррупции как некоего системного общественного явления. В этом случае коррупция трактуется как некий общий дефект системы (государства, общества, правовой системы, экономики и т. п.). В данном случае коррупцию можно рассматривать как энтропию общественной системы (меру внутренней неупорядоченности, меру неопределенности, если следовать традиционным определениям) или, более узко, как энтропию системы управления. Таким образом, коррупцию можно рассматривать в общем смысле как меру социальной неэффективности.

Особенностью юридических категорий по сравнению с категориями других наук является их закрепление в законодательстве.

Долгое время в законодательстве России отсутствовало легальное определение коррупции, что не способствовало созданию единого подхода для изучения этого явления и комплексного противодействия ему. В настоящее время Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N- 273- ФЗ «О противодействии коррупции» определяет коррупцию как:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение указанных выше деяний от имени или в интересах юридического лица.

В международных правовых актах и справочных документах определение коррупции дается несколько иначе и, как правило, шире.

Так, например, в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом на заседании 34-й сессии Генеральной Ассамблеи ООП 17 декабря 1979 года, говорится, что «понятие коррупции охватывает совершение или несовершение какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов или их незаконное получение»1.

На межрегиональном семинаре по проблемам коррупции 8 Конгресса ООН (Гавана, 1990 год) под коррупцией было предложено понимать злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой выгоды, а также незаконное получение ггосударственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением.

На первой сессии Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22—24 февраля 1995 года) коррупция была определена как «подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделенных полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц».

Конвенция Совета Европы от 4 ноября 1999 года «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» определяет коррупцию как продажность и подкуп публичных должностных лиц при условии ненадлежащего исполнения обязанностей или поведения получателя взятки, предоставления ненадлежащих выгод или их обещания.

Но определению междисциплинарной группы по коррупции Совета Европы, коррупция представляет собой взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу, и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других.

В пособии «Системы общегосударственной этики поведения», подготовленном общественной организацией Транспаренси Интернейшнл («Международная гласность»), коррупция определяется как «такой образ действия государственных служащих, когда они вопреки нормам закона и морали обогащаются сами и способствуют обогащению своих приближенных путем злоупотребления властью, которой они наделены»1 2.

Таким образом, федеральное законодательство и международные акты используют различные подходы и определения термина «коррупция», что влияет на различную оценку и квалификацию асоциальных деяний в качестве коррупционных. Как верно отметил С. С. Алексеев, «...нельзя забывать важнейших требований, предъявляемых к научной терминологии, — ее однозначности, строгой определенности, ясности, устойчивости, совместимости со всем комплексом употребляемых в науке терминов. Обогащение понятийного аппарата науки должно происходить не за счет утраты точности терминов, так как утрачивается координация научных понятий».

Однако сложность формулирования единственного и канонического определения коррупции заключается в том, что она «представляет собой одновременно и девиантное поведение должностных лиц, и определенную форму социально-экономических отношений, и особую стратегию управления, и даже некий дефект политической системы»4.

Вместе с тем, по мнению авторов, наличие единственно верного определения коррупции совсем не обязательно для квалификации деяний в качестве коррупционных. Важно определение составов коррупционных правонарушений и законодательный запрет на их совершение. Аналогичная ситуация имеет место в сфере медицины. Врачи не стремились дать определение понятий «болезнь», «здоровье», а с древнейших времен выявляли конкретные заболевания и лечили их. Научные определения приведенных понятий были даны Всемирной организацией здравоохранения лишь в конце 50-х годов XX в.

Отличительными признаками этого явления являются:

—   ресурс, доступ к которому является целью участвующих в коррупционном сговоре;

—   интерес, являющийся движущей силой и мотивом деятельности участников коррупционных действий;

—   ущерб, нанесенный общественным интересам коррупционным поведением.

В узком смысле слова, коррупция — это совокупность составов правонарушений, предусмотренных в законодательстве РФ и отличающихся таким квалифицирующим признаком, как использование должностным лицом своего публичного статуса в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах.

Во многих государствах (б Австрии, Великобритании, Дании, Индии, США, Швейцарии, Финляндии и др.) законодательного определения понятия «коррупция» не существует. Наказание осуществляется за конкретные правонарушения на основе определений соответствующих составов: «взятка», «подкуп», «злоупотребление властью» и т. д.

В Других странах в нормативных правовых актах термин «коррупция» определен, но нельзя сказать, что эти определения отличаются четкостью и логичностью.

В ФРГ под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением как на государственной службе, так и в частном секторе или по собственной инициативе с целью получения преимуществ для себя или третьего лица с возможным причинением вреда или ущерба обществу (при исполнении государственной или политической функции) либо предприятию (при деятельности в частном секторе),

В Японии коррупция определяется как противоправное деяние, выражающееся п умышленном использовании должностными лицами своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ, а равно и подкупу этих лиц.

В Греции под определение коррупции подпадают получение денежных средств, подарков, обещаний, а также любые другие косвенные выгоды за совершение государственными или муниципальными служащими действий, выходящих за рамки их служебных обязанностей, а также действий (бездействия) в рамках их компетенции.

В Венесуэле под коррупцией понимается незаконное обогащение государственных служащих за счет использования служебного положения. При этом коррупция подразделяется на три группы: прямая (непосредственное злоупотребление властью, незаконное обогащение, вымогательство, фаворитизм, непотизм), опосредованная (использование влияния, взятка, политический подкуп, подлог при определении результатов голосования), использование недостатков системы управления (умышленное неправомерное использование государственного имущества или денежных средств в целях личного обогащения, неправомерное использование или сокрытие информации).

В соответствии с Сингапурским законом о предотвращении коррупции термин «коррупция» определятся как явление, при котором одно лицо самостоятельно или во взаимодействии с другим лицом просило или получило, или согласилось получить для себя или для другого лица, или дало, обещало дать другому лицу, в адрес этого или другого лица любое вознаграждение в качестве побуждения или вознаграждения за действия или бездействие другого лица в отношении любого действительного или предполагаемого вопроса, а также за действия любого другого чиновника или служащего государственного учреждения. Такого рода определение коррупции применимо ко всем сферам деятельности в Сингапуре, включая сферу предпринимательства.

Таким образом, в большинстве стран термин «коррупция» не применяется в законах, определяющих составы правонарушений, а используется, как правило, на стадии принятия превентивных мер в широком смысле и подразумевает злоупотребление вверенными полномочиями в сфере исполнения власти или принятия решений*

Анализ международных и отечественных источников, а также действующего законодательства позволяет выделить следующие существенные признаки понятия «коррупция»:

1)   круг субъектов коррупции: лица, совершающие коррупционные действия, принадлежат к государственной власти, государственному аппарату;

2)     совершение действий, непосредственно связанных с наличием

у лица правового статуса государственного чиновника или государственного служащего, уполномоченного принимать юридически значимые решения и совершать действия, изменяющие правовой статус третьих лиц;

3)   корыстная или иная личная заинтересованность должностного лица, совершающего указанные действия;

4)   особо опасные социальные последствия совершения этих действий — подрыв доверия государства к указанным лицам и подрыв авторитета государства, власти как таковых, глубокое отчуждение тем самым государства и общества, государства и его граждан.

Коррупция как всякое злоупотребление публичным статусом имеет прямое отношение к явлениям общегосударственного масштаба и повышенную общественно-экономическую значимость. Системный подход к изучению коррупции требует говорить как о системности и комплексности самого этого явления, так и о системности и комплексности противодействия ему.

Подводя итог анализу сущности коррупции в Российской Федерации, можно сделать следующие выводы:

1)   коррупция в нашей стране образует давно укоренившуюся систему социальных отношений, теснейшим образом переплетенную с другими общественными отношениями. Это делает коррупцию в России системным фактором. Кроме того, это демонстрирует, насколько сложным является планирование и осуществление реальных программ противодействия коррупции. Из этого вытекает бесперспективность и, более того, опасность попыток победить коррупцию «кавалерийским наскоком», кампанией, применением одних только репрессивных мер;

2)     политические, социальные и экономические потери от коррупции настолько велики, а надежда на то, что она со временем уменьшится сама собой, настолько безосновательна, что осуществление антикоррупционной политики — это неизбежная и безальтернативная миссия государственной власти в Российской Федерации, если она действительно стремится навести порядок в стране;

3)     круг причин, порождающих коррупцию, образует синдром, тесно переплетающийся с двумя другими синдромами, один из которых называется «неэффективность власти», а другой — «неэффективность экономики». Следовательно, правильное лечение страны от коррупции эквивалентно лечению страны вообще;

4)     опасность той стадии развития коррупции, которую переживает Россия в настоящее время, состоит в создании обширных и устойчивых коррупционных связей, носители которых не просто извлекают прибыль из своей противоправной деятельности, но уже инвестируют ее в развитие самой коррупции.

Система коррупционных отношений не сводится только лишь к поборам или мздоимству, она образует сложную социальную сеть специфических отношений, которые теснейшим образом переплетены с другими социальными отношениями, всегда существующими в обществе. Коррупция — это прежде всего устойчивая система, которая базируется на постоянных связях, контактах определенной группы людей или даже групп лиц для достижения какой-то цели. Совершенно необязательным при этом является использование механизма взяток. Важно, что сращиваются интересы коммерческих, финансовых, торговых структур с принятием правительственных или иных административных решений, формируется постоянная система влияния этих неправительственных, неадминистративных структур на принятие решений, даже если это не связано с прямыми взятками;

5)      в международных правовых актах и научной литературе понятие коррупции имеет различные трактовки. В Российской Федерации легальное определение рассматриваемого явления установлено Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», согласно которому коррупция это: а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; б) совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Тема 2 МЕРЫ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Противодействие коррупции в целом представляет деятельности по реализации государственными органами на федеральном и региональном уровнях, а также институтами гражданского общества, организациями и физическими лицами взаимосвязанных мер, направленных на профилактику коррупции, борьбу с коррупцией, а также минимизацию и ликвидацию последствий коррупционных правонарушений.

На законодательном уровне определено приоритетное применение мер по предупреждению коррупции, включающих меры по выявлению и последующему устранению причин коррупции, В частности, основные меры по профилактике коррупции закреплены Федеральным законом от 25.12.2008 N- 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и заключаются в следующем:

1) формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению;

2) антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов:

3) рассмотрение в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, органах местного самоуправления, других органах, организациях, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, не реже одного раза в квартал вопросов правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений;

4)   предъявление в установленном законом порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также проверка в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами; установление в качестве основания для освобождения от замещаемой должности и (или) увольнения лица, замещающего должность государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, с замещаемой должности государственной или муниципальной службы или для применения в отношении его иных мер юридической ответственности не представлен ил им сведений либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представления заведомо ложных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей;

5)             внедрение в практику кадровой работы федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления правила, в соответствии с которым длительное, безупречное и эффективное исполнение государственным или муниципальным служащим своих должностных обязанностей должно в обязательном порядке учитываться при назначении его на вышестоящую должность, присвоении ему воинского или специального звания, классного чина, дипломатического ранга или при его поощрении;

развитие институтов общественного и парламентского контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции.

Основными направлениями деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции являются:

1)             проведение единой государственной политики в области противодействия коррупции;

2)             создание механизма взаимодействия правоохранительных и иных государственных органов с общественными и парламентскими комиссиями по вопросам противодействия коррупции, а также с гражданами и институтами гражданского общества;

3)             принятие законодательных, административных и иных мер, направленных на привлечение государственных и муниципальных служащих, а также граждан к более активному участию в противодействии коррупции, на формирование в обществе негативного отношения к коррупционному поведению;

4)             совершенствование системы и структуры государственных органов, создание механизмов общественного контроля за их деятельностью;

5)       введение антикоррупционных стандартов, то есть установление для соответствующей области деятельности единой системы запретов, ограничений и дозволений, обеспечивающих предупреждение коррупции в данной области;

6)           унификация прав государственных и муниципальных служащих, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности глав муниципальных образований, муниципальные должности, а также устанавливаемых для указанных служащих и лиц ограничений, запретов и обязанностей;

7)           обеспечение доступа граждан к информации о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органон местного самоуправления;

8)           обеспечение независимости средств массовой информации;

9)           неукоснительное соблюдение принципов независимости судей и невмешательства в судебную деятельность;

10)            совершенствование организации деятельности правоохранительных и контролирующих органов по противодействию коррупции;

11)            совершенствование порядка прохождения государственной и муниципальной службы;

12)            обеспечение добросовестности, открытости, добросовестной конкуренции и объективности при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государствеппых или муниципальных нужд;

13)            устранение необоснованных запретов и ограничений, особенно в области экономической деятельности;

14} совершенствование порядка использования государственного и муниципального имущества, государственных и муниципальных ресурсов (в том числе при предоставлении государственной и муниципальной помощи), а также порядка передачи прав на использование такого имущества и его отчуждения;

15)            повышение уровня оплаты труда и социальной защищенности государственных и муниципальных служащих;

16)            укрепление международного сотрудничества и развитие эффективных форм сотрудничества с правоохранительными органами и со специальными службами, с подразделениями финансовой разведки и другими компетентными органами иностранных государств н международными организациями в области противодействия коррупции и розыска, конфискации и репатриации имущества, полученного коррупционным путем и находящегося за рубежом;

17} усиление контроля за решением вопросов, содержащихся в обращениях граждан и юридических лиц;

18)            передача части функций государственных органов саморегулируемым организациям, а также иным негосударственным организациям;

19)        сокращение численности государственных и муниципальных служащих с одновременным привлечением па государственную и муниципальную службу квалифицированных специалистов;

20)        повышение ответственности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и их должностных лиц за непринятие мер по устранению причин коррупции;

21)            оптимизация и конкретизация полномочий государственных органов и их работников, которые должны быть отражены в административных и должностных регламентах.

Реализация основных мер и направлений в сфере противодействия коррупции осуществляется при соблюдении основных принципов, установленных федеральным законодательством, к которым относятся: признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина; законность; публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления; неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений: комплексное использование политических, организационных, и нформационно - пропагандистских, социально - экономически и „ правовых, специальных и иных мер; приоритетное применение мер по предупреждению коррупции; сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами.

Более подробно указанные аспекты будут рассмотрены ниже.
Тема 3 ПОЛНОМОЧИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Высокая общественная опасность коррупции и ее распространенность в различных сферах общественной и государственной жизни определяют актуальность создания эффективной системы правовых, организационных, социальных, экономических, воспитательных и иных мер по противодействию распространению этого социального зла и минимизации его разрушающего воздействия на государство и его институты.

В борьбе с коррупцией обычно выделяются два направления:

1)    борьба с внешними проявлениями коррупции, например, с взятками чиновникам, т. е. с реально существующей коррупцией, с конкретными коррупционерами. Сущность этого направления антикоррупционной борьбы сводится к непосредственному Бездействию на участников коррупционных отношений любыми законными способами, в том числе и с помощью правового принуждения, с целью пресечения их противоправной деятельности, разрушения между ними индивидуальных связей и восстановления нарушенных интересов общества и государства;

2)    предупреждение коррупции, формирование и проведение активной антикоррупционной политики как самостоятельной функции государства.

На практике второе направление означает необходимость безотлагательной разработки и реализации антикоррупционной программы, которая должна перерасти в постоянно действующую систему ограничения коррупции. Данная программа должна базироваться «на точном понимании природы коррупции, на анализе причин неудач борьбы с ней, осознании существующих предпосылок и ограничений; на ясных и продуктивных принципах»1. Предупреждение коррупции должно иметь безусловный приоритет перед иными мерами борьбы с этим явлением (в частности репрессивными). Это направление антикоррупционной деятельности является наиболее трудным, затратным и не может быть реализовано в кроткий срок.

Традиционная позиция, выработанная еще в советское время, состояла в признании предупреждения приоритетным (в смысле — основным) направлением в борьбе с преступностью.

Именно предупредительному направлению антикоррупционной деятельности отдается приоритет в Национальной стратегии противодействия коррупции и в Национальном плане противодействия коррупции на 2018—2020 годы, приоритет предупредительных мер заложен законодателем в целях обеспечения безопасности.

В частности, упомянутым Национальным планом противодействия коррупции на 2018—2020 годы установлено, что его мероприятия направлены на решение следующих основных задач:

—   совершенствование системы запретов, ограничений и требований, установленных в целях противодействия коррупции;

—   обеспечение единообразного применения законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции в целях повышения эффективности механизмов предотвращения и урегулирования конфликта интересов;

—   совершенствование мер по противодействию коррупции в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц;

совершенствование предусмотренных Федеральным законом от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» порядка осуществления контроля за расходами и механизма обращения в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы; обеспечение полноты и прозрачности представляемых сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера;

— повышение эффективности просветительских, образовательных и иных мероприятий, направленных на формирование антикоррупционного поведения государственных и муниципальных служащих, популяризацию в обществе антикоррупционных стандартов и развитие общественного правосознания;

— совершенствование мер по противодействию коррупции в сфере бизнеса, в том числе по защите субъектов предпринимательской деятельности от злоупотреблений служебным положением со стороны должностных лиц;

— систематизация и актуализация нормативно-правовой базы по вопросам противодействия коррупции, устранение пробелов и противоречий в правовом регулировании в области противодействия коррупции;

— повышение эффективности международного сотрудничества Российской Федерации в области противодействия коррупции, укрепление международного авторитета России,

С. В. Максимов дает следующее определение профилактики коррупции: это совокупность мер, направленных на выявление, ограничение или нейтрализацию факторов коррупции, общественной опасности личности коррупционера, а также на устранение факторов возникновения и распространения отдельных видов и форм коррупции.

Приоритет предупредительных мер в деле противодействия коррупции заложен законодателем в ч. 6 ст. 3 Федерального закона «О противодействии коррупции» и имеет своей целью снижение уровня коррупции и обеспечение защиты прав и законных интересов государства, общества и граждан от угроз, связанных с коррупцией, путем реализации следующих задач:

—     предупреждение коррупционных правонарушений;

— обеспечение неотвратимости ответственности за коррупционные правонарушения, в том числе возмещение вреда, причиненного коррупционными правонарушениями;

— постоянный мониторинг коррупций генных факторов и эффективности реализуемых мер антикоррупционной политики в стране;

— формирование антикоррупционного общественного мнения в социальных коллективах;

— обеспечение права граждан на доступ к информации о своих правах, о фактах коррупции в стране и коррупциогенных факторах, а также на свободное освещение проблем противодействия коррупции в СМИ;

—   создание условий для замещения руководящих: должностей неподкупными сотрудниками;

— всемерная поддержка должностных лиц, не приемлющих подкуп (взятку) в качестве средства стимулирования их деятельности.

Меры предупреждения коррупции можно подразделить на общесоциальные и специальные. Те и другие могут быть не только правовыми.

Общесоциальные меры — это соответствующая корректировка хода экономических реформ, усиление социальной направленности реформ; переход к реальным и реализуемым бюджетам; совершенствование законодательства; обеспечение четкой правовой регламентации деятельности органов государственной власти, законности и гласности такой деятельности, государственного и общественного контроля за ней, повышение нравственного, материального и культурного уровня населения; привлечение институтов гражданского общества к борьбе с коррупцией, воспитание правового сознания, получение навыков антикоррупционного поведения.

Специальные — это такие действия, которые непосредственно нацелены на борьбу с коррупцией. К ним в частности относятся меры по подбору кадров государственных служащих, пресечению фактов коррупции, предупреждению установления коррумпированных связей с сотрудниками государственных органов, подготовка и принятие ряда антикоррупционных законодательных актов; проведение антикоррупционной экспертизы законодательства; внедрение комплекса мер финансового контроля; совершенствование института государственной службы (с акцентом на увеличении денежного содержания служащих, формировании моральной обстановки и повышении престижа государственной службы и др.).

Па основе анализа мирового опыта в научной литературе выделяются четыре модели борьбы с коррупцией:

1)    тоталитарная модель предполагает всеобъемлющий контроль со стороны государства за поведением должностных лиц и жесткое реагирование на любые отклонения от принятых норм. Недостатком такого подхода является нарушение прав человека. В то же время данная модель обеспечивает корреляцию между уровнем властных полномочий должностного лица и степенью ответственности. Риск быть привлеченным к уголовной ответственности и понести наказание возрастает для лиц, которые находятся ближе к вершине власти — чем ближе к вершине власти, тем больше риск. Данная модель характерна для сегодняшнего Китая;

2)    авторитарная модель определяется реализацией ответственности выборочно. Выход должностного лица на определенный уровень властных полномочий фактически означает для него правовой иммунитет. Деньги в этой модели играют второстепенное значение. Мотивация стремления вхождения людей во власть осуществляется из соображений собственной безопасности и безнаказанности. В данной модели заложены процессы деградации власти и ее последовательного коррумпирования. Многие элементы этой модели были присущи России в середине 90-х годов прошлого столетия;

3)    олигархическая модель имеет место, когда реализация ответственности осуществляется в соответствии с клановым подходом «свой — чужой»* Власть защищает «своих» от ответственности всеми доступными способами, а на «чужих» собирают компрометирующий материал и стремятся дать ему законный ход. Такая модель характерна для борьбы с коррупцией в сегодняшней России. Здесь огромное значение придается деньгам. С их помощью улаживаются многие проблемы, в том числе в правоохранительной сфере. Борьба с коррупцией в этих условиях становится орудием борьбы за власть;

4)    Либеральная модель, lie характерными признаками выступают полная безответственность, безнаказанность и вседозволенность. Такая обстановка складывается в периоды революционных потрясений, когда новая власть еще не овладела функциями управления или сознательно провоцирует разрушительные процессы. Данная модель существовала в первые годы становления новой России (1992—1998 годы).

Как справедливо отмечают ученые, «борьба против коррупции — не самоцель и не крестовый поход во имя восстановления справедливости в мире. Борьба против служебных преступлений есть часть более широкой борьбы ради создания эффективной, честной и действенной системы управления. Реформаторы должны быть озабочены не столько

противостоянием коррупции как таковой, сколько устранением ее негативного воздействия на общество в целом. Коррупцию полностью не искоренить. Реально это возможно лишь при таком устройстве общества, которое не предполагает делегирование кому бы то ни было властных полномочий. А это невозможно. Поэтому цель механизма борьбы с коррупцией заключается не в обеспечении всеобщей бескорыстности, а, скорее, в значительном повышении уровня деловой этики и, следовательно, степени эффективности и действенности системы управления в государственном и негосударственном секторах». Полностью искоренить коррупцию не удалось ни одному государству, но снизить ее порог до уровня, когда она теряет характер явления, представляющего угрозу национальной безопасности и перестает определять облик власти и сущность государства, можно и должно. Этого достигли многие страны, в частности Скандинавские государства, Сингапур, Малайзия, Англия, Дания.

Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции предполагает принятие государствам и участниками комплекса антикоррупционных мер, где главные направления и приоритетность приложения государственных усилий определены как:

1)    содействие добросовестности публичных должностных лиц;

2)     предупреждение коррупции;

3)      выявление коррупции;

4)      наказание за коррупцию;

5)    предоставление государственным органам «достаточной независимости для воспрепятствования неправомерному влиянию на их действия» в борьбе с коррупцией.

Целенаправленная всесторонняя борьба с коррупцией возможна на основе следующих предпосылок:

1)    хотя полная победа над коррупцией нереальна, нет таких стран, которые заранее обречены на масштабную и хроническую коррупцию;

2)    ограничение коррупции не может быть отдельной разовой кампанией; за завершением любой подобной кампании обычно следует новый виток коррупции;

3)    коррупцию невозможно ограничить только законодательными методами и борьбой с ее проявлениями. Более аффективно устранение условий, ее порождающих;

4)    борьба с коррупцией дает положительные результаты, когда она имеет всеохватный, комплексный характер, ведется стабильно, систематически, причем на это направляются все силы власти и общества;

5)    антикоррупционная система должна реализовываться на высшем уровне политического руководства страны при максимальном сотрудничестве с институтами гражданского общества;

6)    потери, которые несут от коррупции государство и общество в России, настолько велики, что разумные затраты на реализацию мощной антикоррупционной программы способны обеспечить быструю отдачу, многократно превышающую вложения;

7)    политика борьбы с коррупцией призвана стать не только важной, но и постоянной составной частью всей государственной политики.

Антикоррупционная политика должна включать в себя следующие элементы:

а)   формирование ее понятия, целей и принципов;

б)   деятельность по охране прав и свобод человека и гражданина;

в)  установление приоритетных сфер и системы мер предупреждения коррупции, а также определение системы субъектов реализации антикоррупционной политики;

г)   определение компетенции органов публичной власти в формировании и реализации антикоррупционной политики;

д)  определение и проведение антикоррупционных начал в правотворческой и правоприменительной деятельности; формирование общественного правосознания в соответствии с антикоррупционными стандартами.

Если серьезно браться за антикоррупционные реформы, то необходимо как минимум следующее:

— глубокая убежденность руководства страны в необходимости бескомпромиссной борьбы с любыми проявлениями коррупции, обязательно сопровождаемая личным примером;

— вся работа в данной области в первую очередь должна быть нацелена на предотвращение появления элементов коррупции, на коренную трансформацию действующей системы, а не на реализацию лишь отдельных частных мер;

— принятие эффективного антикоррупционного законодательства, полноценная реализация его на практике, гарантирование неподкупности следователей, прокуроров, судей, всей правоохранительной системы государства в целом;

— выявление тех сфер деятельности государственных органов, где наиболее активно действуют коррупционные элементы, и пересмотр соответствующим образом действующих законов, а также административных процедур;

— внедрение системы оплаты труда государственных служащих, обеспечивающей учет меры их ответственности в рамках занимаемой должности. Кроме того, следует добиваться соответствия их оплаты труда заработкам, принятым в частном секторе.  В то же время нельзя забывать, что скромная заработная плата не может служить оправданием противозаконных действий, неэтичного поведения государственных чиновников;

— подготовка, принятие и строжайшее исполнение законодательных норм, уголовных и административных мер, которые бы эффективно способствовали устранению правонарушений, должностных преступлений;

— всемерное развитие и систематическое совершенствование связей, рабочих контактов, партнерских отношений между правительством и организациями гражданского общества. Указанные организации, в том числе и независимые СМИ, призваны всемерно помогать населению в правильной оценке деятельности должностных лиц государе венных органов.

При формировании научно обоснованной антикоррупционной государственной стратегии очень важно учитывать общественное мнение, В этой связи большой интерес представляют данные опроса населения, проведенного ВЦИОМ1* Отмечается, что россияне заметили положительную динамику в борьбе с коррупцией. На улучшения в этой сфере обратили внимание 55 % граждан. Почти половина опрошенных назвали аресты чиновников одним из свидетельств реальной борьбы со взяточничеством. Эксперты отмечают, что антикоррупционная политика действительно активизировалась в последние 10 лет, а подвижек в общественном мнении помогли добиться громкие дела против высокопоставпленных чиновников.

Если 10 лет назад только 39 % опрошенных заявляли, что видят результаты борьбы с коррупцией, то сейчас их стало уже 55 %. Одновременно с 43 до 25 % уменьшилось число респондентов, которые заявляют об отсутствии положительных изменений. Ухудшение ситуации констатируют 13 % граждан — в 2008 году такой позиции придерживались 10 % опрошенных. Почти четверть респондентов, 24 %, полагают, что коррупцией поражено все общество в целом. При этом большинство россиян все же смогли выделить конкретные проблемные направления, Гак, по мнению 23 % граждан, самой коррумпированной сферой в РФ является медицина. Также опрошенные указывали на ЖКХ и полицию (по 16 %), судебную систему (14 %) и органы местной власти (14 %).

Формирование высокоэффективной антикоррупционной политики невозможно без глубокого уяснения ее принципов, под которыми понимаются основополагающие идеи (исходные положения), позволяющие в своей совокупности выстроить идеальную конструкцию борьбы с коррупцией, Они определяют конкретные направления деятельности государства и общества, помогают правильно определить методы и способы борьбы с коррупцией, сочетающие в себе социальные и правовые компоненты.

По мнению В. Н, Лопатина, принципами антикоррупционной политики являются:

—     партнерство субъектов антикоррупционной политики;

—   приоритет мер предупреждения коррупции и нравственных начал борьбы против коррупции;

—    недопустимость установления антикоррупционных стандартов ниже уровня, определенного федеральными законами;

—   недопустимость объединения в одном органе функций разработки, реализации и контроля над реализацией мер антикоррупционной политики;

—   поддержание оптимального уровня численности лиц, занимающих государственные должности и состоящих на государственной службе;

—   целевое бюджетное финансирование мер реализации антикоррупционной политики;

—   признание повышенной общественной опасности коррупционных правонарушений, совершенных лицами, занимающими должности, предусмотренные Конституцией РФ и федеральными законами;

—   недопустимость установления привилегий и иммунитетов, ограничивающих ответственность или усложняющих порядок привлечения к ответственности лиц, замещающих государственные должности, совершивших коррупционные правонарушения;

—   недопустимость ограничения доступа к информации о фактах коррупции, коррупциогенных факторах и мерах по реализации антикоррупционной политики,

И. Н. Коновалов и О. И. Хамазина к числу принципов антикоррупционной политики относят:

1)   демократизм, представляющий собой критерий соответствия принимаемых мер интересам народовластия, свободы и равенства всех представителей общества. Суть данного принципа заключается в привлечении к борьбе с коррупцией самых широких общественных слоев, ее ведении в соответствии с их волей, интересами и социальной справедливостью;

2)   приоритет общественных интересов в осуществлении государственной власти. Данный принцип призван обеспечивать приоритет воли и интересов всего общества в деятельности органов и институтов государственной власти. Лица, принимающие властные решения, должны руководствоваться в своей работе только интересами общества и государства, опираться на правовые принципы и моральные установки, В то же время данный принцип служит критерием оценки общественной полезности деятельности лиц, органов и институтов, осуществляющих государственную власть, а также социальной роли государственного аппарата в целом;

3)   непрерывность борьбы с коррупцией. Данный принцип воплощается в постоянном исследовании феномена коррупции, наблюдении динамики роста и изменения ее форм, выработке и осуществлении долгосрочных программ борьбы с ней, формировании в обществе системы взглядов, препятствующих ее распространению;

4)      постоянное совершенствование государственного механизма;

5)    гласность. Борьба с коррупцией должна носить открытый характер. Во-первых, это не позволит использовать ее п качестве инструмента в борьбе за власть между конкурирующими социальными группами. Открытость характера борьбы с коррупцией позволит адекватно оценить происходящие процессы и поддержать меры, принимаемые в данном направлении. Во-вторых, принцип гласности выполнит информационно-воспитательную функцию и позволит сформировать в обществе систему взглядов и принципов по отношению к негативному феномену коррупции. Вследствие предоставления обществу полной информации о коррупции его члены не только получат возможность осознать ее негативную социальную роль, но и оценить результаты деятельности органов государственной власти в данном направлении. Это укрепит общественный авторитет власти;

6)   связь с Практикой. Роль данного принципа состоит в определении концепции борьбы с коррупцией. Она связана с необходимостью постоянного изучения протекающих общественных процессов, имеющих отношение к феномену коррупции, своевременного определения причин и условий, способствующих ее росту и трансформации. Реализация данного принципа предусматривает подробный анализ мер борьбы с коррупцией как в России, так и за ее пределами;

7)   законность предполагает ведение борьбы с коррупцией посредством правовых норм и существующих формальных механизмов. Органы государственной власти, на которые возлагается основная работа в данном направлении, должны действовать в строгом соответствии с предписаниями нормативных актов, что позволит избежать неоправданного насилия и произвола со стороны власти. Указанный принцип также

предусматривает установление формальных процедур действий представителей публичной власти, Это придаст процессу борьбы формализованный, единообразный порядок применения правовых норм на практике;

8)    обеспечение четкой правовой регламентации деятельности органов государственной власти включает в себя две составляющие. Во-первых, эффективное функционирование органов государственной власти предполагает определение их места и роли в государственном механизме, их компетенции и регламента деятельности. Достижение этих целей обеспечит четкую правовую регламентацию официального статуса и внутренней организации властных органов. Во-вторых, демократическое общество должно обладать реальными механизмами контроля деятельности органов власти, самым эффективным из которых является право.

Перечисленные принципы носят общий характер, отражают основные правила государственной деятельности и могут быть применены не только к сфере антикоррупционной политики. В связи с этим особый интерес и практическую ценность представляют специфические принципы, присущие только антикоррупционной политике, к числу которых относятся:

а)  приоритет мер предупреждения коррупции и устранения условий, благоприятствующих коррупции. Создание законодательства, прямо или косвенно препятствующего коррупционным действиям, устраняющего всевозможные «лазейки» для нечистых на руку должностных лиц, создающего первую линию антикоррупционной обороны;

б)  неотвратимость наказания за осуществление коррупционной деятельности и полнота выявления коррупционных действий;

в)   сочетание гласных и негласных методов борьбы с коррупцией;

г)  единоначалие в руководстве антикоррупционными силами и средствами, задействованными при проведении антикоррупционных мероприятий;

д)  участие гражданского общества в формировании и реализации антикоррупционной политики, которая претворяется в жизнь путем предупреждения и пресечения коррупции всеми субъектами гражданского общества;

е)  международное сотрудничество и взаимопомощь в борьбе с коррупцией;

ж)  комплексное использование профилактических правовых, социально-экономических, политических, идеологических и научных мер в антикоррупционной политике.

В ст. 3 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ законодательно закреплены следующие основные принципы противодействия коррупции:

1)    признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина;

2)     законность;

3)     публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

4)   Неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений;

5)    комплексное использование политических, организационных, информационно - пропагандистских, социально - экономических, правовых  специальных и иных мер;

6)     приоритетное применение мер по предупреждению коррупции;

сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами.

В работе по противодействию коррупции необходим системный подход и наличие единого центра, уполномоченного консолидировать антикоррупционную деятельность.

Данную роль призван сыграть Совет при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции, созданный Указом Президента Российской Федерации от 19.05.2008 № 815 «О мерах по противодействию коррупции. В Указе поставлена стратегическая цель: создание в России эффективной системы противодействия коррупции и устранения причин, ее порождающих.

Основными задачами Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции являются:

1)   подготовка предложений Президенту РФ, касающихся выработки и реализации государственной политики в области противодействия коррупции;

2)   координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, муниципальных образований по реализации государственной политики в области противодействия коррупции;

3)   контроль за реализацией мероприятий, предусмотренных Национальным планом противодействия коррупции.

Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию обязывает страны-участницы учредить специальные органы для борьбы с коррупцией, обладающие особым статусом и наделенные значительными полномочиями (ст. 20). Такие органы в виде постоянно действующих комиссий образованы в конгрессе CША, парламентах Великобритании, Канады, Франции, Италии. Создание Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции направлено на выполнение Россией указанной рекомендации Конвенции.

Следует, однако, отметить, что создание Совета по противодействию коррупции не является чем-то беспрецедентным для нашей страны, как это пытаются преподнести многие СМИ. Анализ постсоветской российской истории покалывает, что попытки создать различного рода антикоррупционные органы в нашей стране предпринимались неоднократно.

Мировая практика показывает, что помимо координирующих антикоррупционных структур при органах государственной власти необходимо создание соответствующих структур и в правоохранительных органах. Во многих странах не стали создавать специальное ведомство по борьбе с коррупцией, а придали дополнительный статус действующим правоохранительным органам, в первую очередь прокуратуре. Так, например, в Дании введена должность Государственного прокурора по серьезным экономическим преступлениям, в том числе коррупции. В Италии уполномоченные прокуроры и следственные судьи входят в обособленную структуру «Антимафия». В Нидерландах с 2000 года действует Национальный прокурор по делам коррупции. Но для нашей страны, по мнению многих аналитиков, ближе всего опыт Испании, где в составе Генеральной прокуратуры с 1995 года успешно действует Специализированная прокуратура по борьбе с экономическими преступлениями, связанными с коррупцией. Такие же прокуратуры есть в Румынии и Хорватии. А в СНГ, например, за антикоррупционную стратегию своих государств отвечают прокуратуры Беларуси и Таджикистана.

В Генеральной прокуратуре Российской Федерации создано специальное подразделение, которое занимается исключительно чиновниками-взяточниками, — управление по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции. Аналогичные подразделения созданы в прокуратурах субъектов РФ и приравненных к ним прокуратурах. В оперативном отношении они подчиняются прокурорам субъектов РФ, но организационно замыкаются на антикоррупционное управление Генпрокуратуры. Кроме того, по инициативе Главной военной прокуратуры создана межведомственная рабочая группа по противодействию коррупции в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, В нее вошли представители Главной военной прокуратуры, военно-следственного управления и военной контрразведки ФСБ России, Главная задача группы — координация деятельности по борьбе с мздоимцами и казнокрадами в погонах.

Указом Президента РФ от 18.12.2008 № 1799 в целях реализации положений п. 13 ст. 46 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции установлено, что центральными органами РФ, ответственными за реализацию положений Конвенции, касающихся взаимной правовой помощи, являются: Минюст России — по гражданско-правовым вопросам, включая гражданско-правовые аспекты уголовных дел; Генеральная прокуратура РФ — по иным вопросам взаимной правовой помощи.

В ст. 5 Федерального закона от 25Л2,2008 № 273-ФЗ определены следующие полномочия государственных органов и должностных лиц по противодействию коррупции;

1.    Президент Российской Федерации:

определяет основные направления государственной политики в области противодействия коррупции;

устанавливает компетенцию федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых он осуществляет, в области противодействия коррупции,

2.    Федеральное Собрание Российской Федерации обеспечивает разработку и принятие федеральных законов по вопросам противодействия коррупции, а также контролирует деятельность органов исполнительной власти в пределах своих полномочий,

3.    Правительство Российской Федерации распределяет функции между федеральными органами исполнительной власти, руководство деятельностью которых оно осуществляет, по противодействию коррупции.

4.    Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления осуществляют противодействие коррупции в пределах своих полномочий.

5.    Правоохранительные органы, иные государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица обязаны информировать подразделения кадровых служб соответствующих федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по профилактике коррупционных и иных правонарушений (должностных лиц кадровых служб указанных органов, ответственных за работу по профилактике коррупционных и иных правонарушений) о ставших им известными фактах несоблюдения государственным или муниципальным служащим ограничений и запретов, требований о Предотвращении или об урегулировании конфликта интересов либо неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

6.    В целях обеспечения координации деятельности федеральных органов исполнительной пласта, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по реализации государственной политики в области противодействия коррупции по решению Президента Российской Федерации могут формироваться органы в составе представителей федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и иных лиц. Для исполнения решений органов по координации деятельности в области противодействия коррупции могут подготавливаться проекты указов, распоряжений и поручений Президента Российской Федерации, проекты постановлений, распоряжений и поручений Правительства Российской Федерации, которые в установленном порядке представляются на рассмотрение соответственно Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, а также издаваться акты (совместные акты) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, представители которых входят в состав соответствующего органа по координации деятельности в области противодействия коррупции. При получении данных о совершении коррупционных правонарушений органы по координации деятельности в области противодействия коррупции передают их в соответствующие государственные органы, уполномоченные проводить проверку таких данных и принимать по итогам проверки решения в установленном законом порядке.

Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры в пределах своих полномочий координируют деятельность органов внутренних дел РФ, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов РФ и других правоохранительных органов по борьбе с коррупцией и реализуют иные полномочия в области противодействия коррупции, установленные федеральными законами. В частности, в соответствии со ст. 9Л Федерального закона от 17,01.1992 № 2202—1 «О прокуратуре Российской Федерации» на органы прокуратуры возложена функция проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов.

Заказать

Оставьте свои контактные данные